Волжские просторы - самые замечательные просторы

36 Открытый Чемпионат и Первенство г.Нижнего Новгорода «Волжские просторы», 6 этап Кубка России состоялся со 2 по7 июля 2003г (смотри информацию на сайте www.orienteering.nn.ru). На эти соревнования фракция ивановских ориентировщиков ездит с незапамятных времен и возит все новые поколения учеников и собственных детей. Когда мы были щенками, нас тоже сюда привезли, и мы были под огромным впечатлением от всего увиденного: карты, местность, Волга, хорошая душевная обстановка. Перед отъездом на эти соревнования мы пригласили родителей наших учеников, чтобы обсудить результаты выступлений на первенстве России по радиоспорту и просто пообщаться. Чтобы жизнь была сладкой, мы сказали нашим детям взять с собой конфет и печенья, и я (Кабешова Светлана) соответственно тоже зашла в кондитерский магазин и увидела конфеты «Волжские просторы». Я подумала, что это замечательно и купила их. И потом мы вместе с родителями пили с ними чай и очень хотели хорошей погоды.

Общее наше состояние на этих соревнованиях очень походило на известную песню Сергея и Татьяны Никитиных «Бричмула»: «Мы залезли в долги и купили арбу, запрегли ишака со звездою во лбу…». Нас было двадцать пять человек, причем пятнадцать из них ехали на ГАЗели, пятеро на «Вольксвагене», один на «Москвиче» и шестеро на «пятерке» Жигули. Среди всего этого количества одна была наша Ева – черный терьер, двое малых детей: Саша Портнов и Дима Земсков (двух с половиной лет, который кроме «нать», «да» и «мама», все остальное говорил на понятном ему и его матери языке). Взрослых было семь, остальные, стало быть, дети. Двое малых со своими мамами – Александрой Скрябиной и Валентиной Павловной, Рома Соколов и Денис Воробьев приехали в два ночи. Причем, не смотря на систематический прозвон по сотовому, они все равно слегка загульнули. При этом по дороге у них глушак сначала трясся (слова водителя), и ГАИшники на каждом посту так сочувственно советовали им как-то прикрепить глушак, дабы совсем не отвалился, но он все же так и сделал. И они, конечно же, его приделывали чем могли.

    В этот день в 14.00 был спринт. Очень насыщенный рельеф, песчаная почва и, почему-то рельеф и азимут не всегда бьют. И поэтому все летали, но мне даже удалось занять 2 место по элите, но больше так близко к пьедесталу я не приближалась.
    Когда мы свое отбегали, мы пошли купаться на Волгу. Место, где мы находились, называлось Затон имени Памяти Парижской. Вид, скажу вам, впечатляет. На том берегу Волги огромная лощина ввиде кленового листа и по выступам вниз сбегают домики к старому руслу, которое отгорожено от нового огромной горой. Тот берег выше нашего и видно спускающуюся дорогу, старую полуразрушенную церковь. А справа впадение речки Кудьмы в Волгу образует стрелку, где брошены старые корабли, пароход. Недалеко пристань, на которой частенько отдыхают проезжающие мимо многопалубные пароходы типа «Ивана Кулибина». Потом они проплывают мимо с песнями и кучей кружащихся чаек. И как раз над этой стрелкой заходит солнце, небо раскрашивается в пастельные розово-фиолетовые тона.
    На следующее утро, когда в ночи подъехали все, кто должен, мы увидели, о чудо!, ярко светит солнце (а дождя нет и в помине) и так хорошо, что сначала мы испытали чуть ли не шок: сосновый бор, очень легкий воздух, широкая синяя Волга в легкой дымке и так спокойно, тихо, не смотря на кучу палаток, плач детей и лай собак. Не исключение была и наша Ева, которая тоже вышла на дорогу и полаяла для порядку, мол, вот здесь мы живем. И, хотя это и не правильно перед стартом, мы занырнули в Волгу, сразу взбодрились, поскольку расслабились мы в такой атмосфере, ушла суета, напряженность.
    И побежали. 30 градусов жары, песок, много полуоткрытого леса, смотришь в карту: впереди тебе надо вскарабкаться в огромную гору, а затем в другую, и больше половины дистанции впереди и невольно приходят мысли, неужели хватит здоровья, чтобы добежать всю дистанцию. Да, похудели мы за эти четыре дня бегов, но не надолго. А еще надо усиленно работать головой, бег по азимуту со всей дури не проходит. Это могут понять только ориентировщики – от всего этого получаешь кайф! Потом все обсуждали свои ошибки, показывали друг другу свои варианты, это интенсивная мозговая работа, за короткий срок ты должен успеть сконцентрироваться, прочитать карту, местность, выбрать правильный путь и постоянно следить за изменяющейся обстановкой, чтобы не отклониться, и если сделал ошибку, немедленно ее исправить.
    По просьбам трудящихся все четыре дня было солнце, и мы обгорели. Мы купались, загорали, играли в мячик, прямо, как летом, причем в первый раз за все текущее лето. Наши дети работали архитекторами – строили замок из песка, какой в будущем будет наша школа. И Ева тоже не вылезала из воды. Саша Портнов и Дима Земсков просто жили в воде, мол, мы амфибии.
    Поскольку была жара, то все замороженное мною мясо для Евы скоро стало портиться. Когда Еву кормили, прибегал ее друган миттельшнауцер Тимон (Тимошка – по-правильному Теймураз Багратион Черепанов). Ева ела и предостерегающе посматривала на него, он сразу же отворачивался, типа, я и не хочу твоей жратвы. Но потом, чтобы продукт не пропадал, я кормила Тимона. В эту маленькую собачку влезало столько, сколько наша большущая собака ест за три дня. И я его хвалила, какой молодец, как хорошо кушает, а наша все время выпендривается. Я передала мои похвальбы его хозяйке Людмиле, а та сказала, что они все удивляются – у того стоит целая миска макарон с тушенкой, а тот ничего не ест, не заболел ли бедный, (а мы его кормили мясом, пусть и санбрачным!). При этом Сергей Анатольевич Сорокин, тренер по ориентированию и туризму рассказал про своего знакомого, который ходил со своей лайкой в горы и кормил ее заваренной в кипятке мукой, и той очень нравилось, (а что еще ей оставалось делать). Но мы, чтобы не вызывать неправильное представление о наших доходах, объяснили, что наша собака будет выставочная, племенная сука и должна выглядеть прилично, и вообще, ест она мало. Но зато, по ночам, разглядев из окошка своего тамбура кого-нибудь идущего, Ева начинала так громко кричать и ругаться, что приходилось ее брать в палатку, благо дело, палатка у нас большая.
    Был случай, в предпоследний день, когда дистанция была самая длительная и тяжелая, и мужики из 45-50 группы думали, что помрут, заблудилась девочка из арзамасской команды. Команда искала ее сама до вечера, и когда к 21.30 она все еще не нашлась, объявили экстренный поиск, от каждой команды попросили представителей. Тут все наши мужики собрались, даже Николай Борисович Ильичев, который профессионально не тренируется и сегодня уже не мало накушался на дистанции. Мы его уговаривали не ходить, но в этом и заключается порядочность, чувство мужского достоинства, что все равно пошли все. И это очень важно, даже возьму на себя смелость заявить, что в этом заключается наша российская ментальность, не знаю, правда, сколько от этого в наших мальчиках, будет у них такое внутри по жизни. Ну вот, только наши мужики ушли, как объявили, что девочка нашлась, весь лагерь захлопал в ладоши, но наши под предводительством Александра Сергеевича Чернышева были уже далеко, они прошли всю карту, причем зигзагами по кустам, вернулись в 23.30, выполнив свой долг.
    Отдохнувшие, довольные, мы поехали домой. И Денис Воробьев на своей д…й «пятерке», тоже поехал. У него в компаньенах на этот раз были Слава Любимцев, Миха Толкачев и Саша Скрябина (Земскова) со своим сыном. Когда мы проезжали по плотине через горьковское водохранилище, был штиль, вода на солнце переливалась, в заливе плавали парусники. Но мере нашего приближения к дому погода возвращалась к своему занудливому дождливому варианту. Ливень пробарабанил по стеклу, а в Иванове тем временем была сильная гроза.
    Мы приехали в 20.00, все ушли домой, а я осталась в школе ждать этих путешественников. Тут мне начала звонить мама Славы Любимцева, я объяснила, что, скоро приедут, наверное. Время шло, ко мне заглянула подруга Олеся Смагина, мы посадили в палисаднике принесенные ею цветы, частота звонков мамы Любимцевой усиливалась, а они все не появлялись. Подруга ушла, меня свалила усталость, и ура, в 1.30. они вернулись! На следующий день достойный романа их путь был поведан публике. Когда они выехали, то решили заправиться. На заправке Денис увидел новый глушак и спросил, может, купим и поменяем, это недолго. Ну, поменяли, тут оказалось, что бензин был некачественный и засорился насос, периодически они останавливались и его прочищали. Потом они поехали вместе с основным потоком машин в Нижний Новгород, слегка перепутав дорогу, прокатились на своей крутой машине по Нижнему, надеясь произвести фурор. Дима Земсков, смирившись с своей участью, сидел, уставившись в одну точку, думая, зачем у него такая мама, которой не сидиться дома.
    В понедельник на собачьей школе Ева делала «ры» на всех собак, мол, вы щенки, вы там не были и в том числе на ротвейлера Сеню, который вовсе не Сеня, потому что привезен из Германии и имя у него из 15 букв, да еще с приставкой фон.
    А теперь дождь все льет и заливает реальность «Волжских просторов».
    
    Кабешова С.

С.Кабешова
Июль, 2003