logo

Путешествие из Иванова в Петербург и обратно.

 Я люблю, когда снова увидишь то,

что раньше так нежно любил.

Я люблю, если все же услышан,

если снова необходим.

Я люблю, когда еду с ребятами,

и не важно, в какие края.

Я живу и люблю пока школа…

Пока школа моя жива!

 

А.Чернышев.

 

Мы приносим глубокие извинения всем радиомногоборцам и двоеборцам за то, что не приехали в Анапу на Кубок России по многоборью радистов и радиолюбительскому двоеборью. Причина банальна – нет средств. Нашу поездку никто финансировать не собирался, а истратить собственные деньги детей мы не решились, поскольку это бы перекрыло возможность их выездов на целый год.

Но совесть у нас (тренеров) все же присутствует. Мы понимаем, что учеников – спортсменов все равно надо вывозить на соревнования хоть куда-нибудь, чтобы сохранить мотивацию к тренировкам.

Так уж получилось, что на долю наших теперешних учеников достался ремонт и реконструкция вновь выделенного здания нашей школы. Поэтому, уже который год подряд без отпуска и выходных мы все вместе - тренеры и ученики этим занимаемся, одновременно зарабатывая деньги на поездки через Фонд занятости населения, и по возможности, совмещая это с тренировками.

Как–то так получилось, что весь сентябрь мы вынуждены были приводить школу в порядок после летнего ремонта. Поэтому стало совсем грустно, когда поездка в Анапу сорвалась - мы все же надеялись на чудо.

И тут я, посоветовавшись с Александром Сергеевичем, срочно позвонила в Питер нашим давним друзьям – многоборцам Елене Исаевой и Татьяне Васильевне Аксеновой: «Мол, хотим к Вам на матчевую встречу». Поскольку они тоже не попали в Анапу, то они, как нам показалось, с радостью согласились. И вот мы, стараясь поймать осень за рыжий хвост, собрались в Питер. После некоторых колебаний все же отдали предпочтение не поезду, а нашему классному водителю Максу Хапалову и его Газели. Выехали мы в ночь 10 октября.

Проснувшись утром, мы подумали: «Надо же, как долго еще ехать». Но оказалось, что дорога очень много дает. Постепенно ушла суета, усталость. Проезжая болота Ленинградской области и слушая рассказ Александра Сергеевича о боях, проходивших здесь в Великую Отечественную войну, о Петре Первом, построившем этот город, наблюдая за желтыми березами и мелькающим осенним лесным разноцветьем, мы и не заметили как въехали на питерскую окраину.

У Иосифа Бродского есть такие строки о Санкт Петербурге (тогда – Ленинграде): «Я этим городом любим, мне никогда не скучно с ним…». Так и для нас стало необходимостью постоянное, живое общение с этим городом, где история нашей Родины впечатана в стены домов, набережные и мостовые, и даже, кажется, воздух Питера пропитан ею. А еще он пропитан культурой, отличной от Москвы и от всей России, но вместе с тем, вмещающей её и являющейся её частью.

Приехав к знакомому и даже дорогому многими воспоминаниями зданию Ленинского ЦДЮТТ, мы поздоровались с гостеприимными хозяевами и их учениками. А затем скорее отправились в город на метро. Это вызвало бурю восторга у наших юных друзей – ведь для многих это была первая в жизни поездка на метро. Очень важно видеть, как дети так непосредственно радуются.

Выйдя у Гостиного Двора, мы направились в Катин дворик. Вокруг величественного памятника стояли еще не зажженные красивые фонари чугунного литья. И вот он миг – будь-то по нашей просьбе, включилось уличное освещение. Катин дворик и весь Невский преображался на глазах, разгораясь все ярче и ярче. Великолепное сочетание голубого, оранжевого и белого света, вперемешку с пастельными цветами подсвеченных зданий и ужасающе яркой рекламой ошарашивало. Мы застыли, буквально раскрыв рты.

Наконец, выйдя из оцепенения, мы перешли на другую сторону Невского проспекта. Увидели наш уже излюбленный фонтанный круглый камень, вращающийся на струе воды. Конечно же, потрогали и покрутили его руками. Потом ребята увидели освещенный Казанский Собор с колоннадой и двумя памятниками, один из которых они узнали. Но особенно красиво отражались фонари в Фонтанке. Оглушенные всей этой яркостью и красотой ребята беспрестанно щелкали своими фотоаппаратами, хотя Александр Сергеевич предупреждал, что фотографии вряд ли получатся.

Выйдя на Дворцовую площадь, ребята прошли мимо Александрийского столпа, вспомнив при этом строки Пушкина, и устремились к атлантам, «держащим небо на каменных руках». А там, «уважая памятники старины глубокой», запечатлевали себя на фото- и видеопленку молодожены. В последующие дни мы постоянно видели все новые пары молодоженов, до вечера посещавших, по видимости, все основные памятки Питера. Бедные, как их жалко. У нас в Иванове такая процессия возлагает цветы к памятнику Борцам революции, потом жених перетаскивает невесту через три имеющихся в городе моста, и засим, отправляются достойно пить и есть. У питерцев проявление традиций более основательное - на весь день. (Скорее - более основательное финансовое обеспечение).

Затем мы дошли до памятника Петру Первому, Исаакиевского собора, гостиницы «Астория» (конечно, у наших детей эта гостиница ни с чем не ассоциировалась - знаний маловато). Александр Сергеевич добросовестно рассказывал обо всём примечательном, что встречалось на нашем пути. А потом мы «усталые и довольные» вернулись домой.

Интересно, что проезжая по этим же местам через день, мы спросили своих учеников, что они запомнили или, хоть как что называется – никто из них не смог вспомнить.

Утром в субботу, когда наш водитель уже был в форме, мы отправились в Пушкин – мой любимый пригород и парк Питера. На повороте в город стоял памятник А.С.Пушкину – нашему «всему». Дети с ним поздоровались - все же этикет немного знают. Этот город очень красив осенью. У входа в Екатерининский парк небольшой садик с желтыми кудрявыми высокими кленами, в котором Пушкин сидит в своей, как теперь принято считать, излюбленной позе. А желтые кленовые листья падают и на него и на всё вокруг медленно и плавно.

И вот опять миг – и всё отлетело далеко-далеко, и нет ничего, кроме этого скверика и этих падающих желтых листьев… Хорошо то как.

Но, оказалось, что Екатерининский дворец не работает. И вот, в чем прелесть машины – мы рванули в Павловск, соседний городок и парк, в который мы никак не могли попасть, предпочитая ему - Пушкин.

Шагая в Павловском парке по аллее Красного Молодца, ребята кормили белок. А сфотографировать этот процесс никак не получалось - только хвост от белки попадал в кадр. Но пацанам было уже не важно. Разорившись на орешки, и в тайне порадовавшись: «Хорошо, что здесь не бегают ручные лошади»,- они кормили белок с руки. В ожидании мальчишек, побрели по дубовой аллее Зеленой Женщины. Вышли к прудам с утками. Не смотря на ненастный день, суета уходила, настроение улучшалось, а чувства становились всё проникновенней и отчетливей.

Поднялись от прудов наверх. Увидели, расположенные кругом 12 статуй, от каждой из которых шла радиальная дорожка к статуям второго круга - различным Нептуниям и Мельпоменам. Мы не преминули сфотографироваться с самыми примечательными из них.

Потом пошли навстречу проезжающим конным каретам и велорикшам к большому дворцу. Сфотографировавшись на фоне памятника Павлу Первому и решив на экскурсию во дворец не ходить, мы пошли обратно. Прошли по каменному мосту через ров. Сфотографировались у каменного грота. (Всё бы ничего, но у нас даже самые романтичные места загажены.) Тут вдохновение нашего Макса достигло апогея, и он изрек: «Так и подмывает спеть «А белый лебедь на пруду качает павшую листву». Я предложила: «Так давайте встанем на берегу пруда и споём», но большинство не знало этой песни. Поэтому мы сели в нашу Газель, попили чайку с конфетами, что тоже было очень своевременно и классно, и поехали восвояси.

Наша культурная программа была, как обычно, насыщенной. И пусть нас ругают те, кто считает, что мы должны были только угарно соревноваться вместо посещения питерских достопримечательностей.

Вечером мы отправились в Александро-Невскую Лавру, где находятся мощи Святого Благоверного князя Александра Невского, в честь которого назван Сашка Портнов. Нам нравится этот величественный храм, в котором очень хороший мужской хор. Потом, я спрашивала детей, что же им запомнилось больше всего? Все обязательно вспоминали посещение этого храма.

На территории Лавры в акрополе находятся могилы известных деятелей культуры и искусства прошлых веков: Фонвизина, Достоевского, Ломоносова, а также большевиков и партийных деятелей. Из-за позднего времени мы в него не попали. Но это не беда – будет, что посмотреть в следующий приезд.

В воскресенье ребята бегали ориентирование в парке Победы. Яркое солнце подчеркивало, делало выразительней и рельефней красоту этого парка. Здесь так хорошо продумана система прудов, посадка и даже подстрижка кустов и деревьев. Например - посередине пруда островок, на нем высокий тополь с желтыми листьями и красные кусты по краю. Или длинный полукруглый пруд, и по всей длине красные кусты, а вторым рядом - высокие желтые деревья. Впечатляет. Именно это нам и хотелось показать ученикам уже давно. Это тонкое искусство – подобрать, высадить и вырастить деревья, кустарники и цветы с учетом, их цвета и размера в разное время года, а особенно осенью.

Ориентирование все пробежали ровно и довольные поехали обедать. А затем мы пошли … в баню на улице Гастелло. Баня находится рядом с Чесменским храмом и Чесменским дворцом, которые воздвигнуты в честь победы в русско-турецкой войне. Храм поражает необычной похожей на кружево белой рельефной отделкой на розовом фоне и стрельчатыми сводами, устремленными в высь.

После успешного легкого пара мы спали на следующее утро долго и упорно. А утром пришлось сдавать передачу. Вот тут не у всех получилось так, как надо. Кто-то поплакал, кто-то переволновался, кто-то пересдавал передачу второй раз по доброте Татьяны Васильевны. Зато для учеников появилась точка отсчета и стимул к тренировкам.

Днем мы поехали на Васильевский остров, где жил Достоевский и герои его романов, заехали на Смоленское кладбище, где похоронена Арина Родионовна, няня Пушкина, у которой он кружку просил.

Сюда мы приезжаем к Святой Блаженной Ксении Петербуржской. В честь ее названа дочка Сереги Родина - одного из лучших учеников нашей школы.

Да, наши критики, мы знакомим наших учеников с историей нашего государства, его культурой, в том числе и с православной культурой нашего народа. Мы считаем это очень важным делом. Мы уверены, что без этих знаний, но главное чувств ни один человек не может себя ощущать гражданином своей Родины, а значит полноценной личностью. Да, с нами бывают только желающие, и мы не навязываем никому своё мнение. Каждый наш ученик узнав, сам должен сделать свой выбор.

На следующий день в понедельник мы решили свозить наших ребят на Ломоносовский фарфоровый завод, поклонниками изделий которого являемся. В магазине этого завода как в музее - необычайной тонкости и красоты чашки, тарелки, столовая посуда. То, что нам по карману, мы в небольших количествах при каждом посещении стараемся купить себе и в подарок нашим друзьям. Характерно, что, не смотря на наши активные, а иногда восторженные реплики, ученики спокойно смотрели на посуду и не менее спокойно - на наши восторги и вскоре, пошли в Газель. Нам стало понятно – у ребят наступило перенасыщение впечатлениями.

Пошел дождик, и мы предложили ребятам посетить либо Русский музей, либо Пушкин. Они выбрали Пушкин. Пока Александр Сергеевич ходил вместе с учениками по Екатерининскому дворцу, я обошла с картой весь парк. Моросящий дождь не смог затмить изумительности парка. Огромный пруд с утками и подросшими утятами, с Чесменской колонной посередине, каскад небольших прудиков с причудливыми мосточками, продумано посаженные и аккуратно подстриженные кусты по берегам трогательно и печально смотрелись сквозь занавеску дождя.

Когда ребята вышли после экскурсии из дворца, в их глазах было написано всё – переполнение зашкалило и заблокировало. Поэтому мы слегка провели их по парку и поехали на «базу».

А вечером опять вечерний Питер. Доехали до крейсера «Авроры». Опять же, нам повезло. Именно в это время на «Авроре» опускали флаг (Боже, наши ученики не знают, что за Аврора такая, даже песню не слышали, про то, что ей сниться). Затем съездили к Смольному Дворцу. Максим высказал вслух: «Так и веет революцией». А наши дети – восьми-, десятиклассники - свободно-пустые. Им с молоком матери не вдалбливались революционно-коммунистические традиции, рассказы о Великой Октябрьской Революции. А ведь наши ученики - отличники, не пьют, не курят, спортом занимаются. Все равно - как-то странно, что столько всего прошло мимо них.

Тут мы вырулили на Марсово поле, где еще Екатерина Вторая устраивала военные экзерсисы. А в Великую Отечественную войну делали переформирование наших войск, при этом немцы бомбили их на открытом месте. Да, хорошо бы все это помнить и получше знать.

И опять – кружевные фонари старинного литья теперь уже на Марсовом поле. Не успели мы пожалеть, что не увидим их зажженными, как тут же, на наших глазах эти фонари стали желтыми, а мост через Неву весь загорелся огромным количеством огней. И опять ошеломил переход города из таинственных, пастельных серовато-синих сумерек резким скачком в яркий разноцветный и, поэтому, какой-то праздничный вечер.

Назад ехали через Исаакиевский Собор. Остановились. Дошли до памятника Николаю I, который на своём вздыбленном коне стоит на двух точках опоры – задних ногах коня. А в это время мимо проезжала – гордость Питера, футболисты «Зенита», успешно выигравшие матч. Спереди и сзади автобус, везущий современную Питерскую «святыню», сопровождали милицейские машины с сиренами и проблесковыми маячками, а следом на крутых машинах ехали болельщики с флагами «Зенита».

Да, витиеваты изгибы и изломы нашего сознания и нашего духа. Кумиризация и фетишизация, похоже, становятся главными признаками нашего времени. Стало как-то не по себе.

Переполненность впечатлениями переполненностью, но как-то незаметно пришел час нашего отъезда. Мы распрощались с гостеприимными хозяевами и решили начать наш обратный путь с развода мостов.

Это была кульминация нашего путешествия. Мы об этом мечтали во время всех посещений Санкт Петербурга. Но только путешествие на своей машине позволило осуществить нашу давнюю мечту.

Когда мы подъехали в час ночи к Дворцовому мосту, он оказался уже разведенным. По периметру горели огни, а створы моста с гирляндами огней были задраны вверх. Под ними медленно, величаво, а иногда, казалось, неуклюже, двигались баржи и корабли. Соседний, Троицкий мост должен был разводиться в 1.50 ночи. И тут внезапно погасла подсветка Дворцового и Троицкого мостов и Эрмитажа. Когда наступило время разводиться Троицкому мосту, ребята так и не заметили процесса разведения моста, и только моя внимательность помогла застать последний аккорд – красный огонек двигался вверх и встал вертикально. А за ним следом пошла вверх часть Литейного моста, который был ещё освещен, и мы смогли это увидеть. А затем мы поехали вдоль Невы, пытаясь следовать поднятию мостов. Как голубоватая гжельская сказка был освещен Большой охтинский мост. Питер напоследок одарил нас самым красивым своим мостом.

И вот мы проехали последние дома и трубы Питерской окраины и поехали домой в родное Иваново. Через два часа пошел ливень. Потом дождь стал меньше. На ночной дороге мы чуть не наткнулись на заглохший «Жигуль», у которого молодецки суетились мужчина и женщина заметно пожилого возраста. Сначала его толкали. Но «Жигуль» завелся только после того, как Максим протащил его на тросе.

Проезжали Череповец по дороге, ведущей через всю их тяжело-химическую промышленность. Какой ужас! Как в страшной фантастике - одни трубы, дым и ядовитый запах. Бедные люди, даже мост через реку Шексну, наподобие Парижского, не скрасил общей мрачной картины. А при подъезде к Ярославлю нам наши близкие стали сообщать из Иванова о штормовом предупреждении. Машину сдувало, как парус у яхты в шторм. Максим едва удерживал руль. Нас спасло буквально полчаса. Впереди поперек дороги уже валялись огромные ели. Нам повезло. Мы благополучно въехали в наше Иваново по разбитым дорогам. Нас ждали: собака Ева, родители, ребята, тренеры.

Но все весёлые желтые и красные листья в нашем дворе уже сдуло ветром. Двор был неузнаваемо прозрачный и какой-то стылый. Он как бы говорил: «Пришла совсем другая осень!». Знать бы в тот миг - какая?

 

Интересно, надолго ли запомнят наши ученики эту поездку? «Бездна памяти…» и бездна чувств.


А.Чернышев
Март, 2004