logo

«Ох, и тяжкая это работа…»

 

И вновь продолжается бой,

И сердцу тревожно в груди.

 

Сейчас стал модным экстрим всякого рода. Вот и мы, ивановские ориентировщики, в него вдарились, и в этом сезоне начали проводить Кубок по экстремальному ориентированию. В минувший выходной прошел второй этап этого кубка - ориентирование по выбору с контрольным временем 6 часов. (Напомню, что на первом этапе - контрольное время, а это время нахождения на дистанции, было три часа.) Справедливости ради, необходимо заметить, что идея не нова. Виктор Еремин, известный ивановский турист, еще лет пятнадцать- двадцать назад начал проводить всяческие экстремальные туристкие игры и молодецкие забавы, в том числе и стокилометровые походы с ориентированием по картам масштаба в 1см – 1км. По времени тогда, это удовольствие продолжалось около суток.

Но в последнее время эти соревнования стали приобретать все более спортивный характер, состав участников стал обновляться – появились ориентировщики, лыжники. Главным критерием стали не километры, а контрольное время – 24часа. А так как в спортивном ориентировании планирование развито несколько лучше, чем в туризме, то мы решили к 24 часам подойти постепенно: 3часа, 6 часов, 12 часов и только потом – 24.

Как прошел первый этап, Вы можете прочитать на нашем сайте: www// radioshkola.narod. ru/. А сейчас перед Вами впечатления о втором этап ориентэкстрима.

Первый этап многим дал «заряд бодрости и оптимизма», но некоторые поняли, что большую дистанцию им не выдержать. Поэтому пришлось подумать о составах команд на второй этап. Как обычно, все перепутал грипп – начиная с середины декабря, он выкашивал из наших рядов одного экстремиста за другим. Некоторые переболели по два раза. Но, чем меньше дней оставалось до старта, тем ясней становилось, что Маринка Могильникова – моя спутница на первом этапе, будет со мной и на втором при любых обстоятельствах. У неё была такая решимость, что даже грипп отступил.

При подготовке пришлось серьезнее подумать над меню. А так как пост кончился, решили остановиться на фаршированных блинах. Как раз во-время, к соревнованиям разжились пачкой новых парафинов. Накануне попробовали. Оказались очень скользкие. Пришлось вносить коррективы в смазку и большую часть лыжи мазать мазью, чтобы по целине и рыхлому снегу не плясать как корова на льду. Пришлось взять и рюкзак побольше.

Еще один сюрприз меня ждал буквально на кануне старта. Света Адамова, которая первый этап закончила едва-едва, которая перенесла грипп дня четыре назад, пришла и стала смотреть на меня таким умоляющим и любящим взглядом, говорить такие слова и таким голосом, что я понял, если я не возьму её в команду, то буду ей врагом на всю оставшуюся жизнь. И я взял её! Взял наперекор всем медицинским и педагогическим нормам и правилам, вопреки всякому здравому смыслу, и вопреки какой бы то ни было логике. Оправдывал я себя тем, что сейчас тоже нахожусь в средней степени дистрофии, и поэтому будет повод вернуться пораньше не из-за меня, а … Ну Вы меня поняли.

И вот долгожданное утро! Самое удивительное, что Михаил Юрьевич Басов – главный турист Костромы и окрестностей, наш (и не только наш) любимый друг, привез костромичей-экстремистов не с двухчасовым привычным опозданием, а практически во время, и мы все дружно, на своем транспорте, отправились на старт к Аэромобильному госпиталю. На старте оказалось, что старшее поколение туристов ещё празднует, а юное – кто болеет, кто сессию сдает, а кто отходит после «Краеведческих чтений». Но нас уже было десять команд.

Заросший, будто три дня не вылезал из леса, но весёлый начальник дистанции – Черепанов В.А. напутствовал всех добрым словом. Нам выдали карты масштаба в 1см – 300м «примерно», и так же тихо, как на первом этапе сказали: «Ну, поехали, старт, понимаешь». Наша команда посовещалась, и девчонки, назло всем приметам, решили начать с пункта №13. Мы спокойно поехали по расчищенной дороге, радуясь возможности проехать хоть немного коньком. Затем было чуть-чуть ориентирования и небольшая горка, спускаясь с которой мои спутницы вульгарно ляпнулись. Ничуть не огорчившись, они продолжили движение, напоминая снежных баб из Советских мультфильмов. Взобравшись на склон оврага, мы увидели КП на холме и, подъезжающую к нему победителя первого этапа Людмилу Плис. Её напарник и сын Слава уже экономил силы на подходе к пункту. Это нас заметно взбодрило. Да и снегу на девчонках стало меньше – толи стаял, толи отряхнули. Поэтому мы, перебирая побыстрей ногами, двинулись на следующий КП, но своим путем – Ведь все равно Плисов не догонишь, да нам этого и не надо - нам уже было хорошо. Погода была хорошая, лыжи скользили хорошо, организмы тоже пока исправно функционировали – настроение становилось всё лучше и лучше! Подъезжая к КП, я заметил лыжный след и подумал, что похоже на Черепанова. Но точнее начальника дистанции нас на КП никто не выведет. Вот мы по этому следу и поехали. Как ни старались Плисы, но на пункте мы были вместе! А вот дальше, на следующий КП, путь был однозначный и Плисов после этого мы увидели уже только на финише. Зато повстречали девчонок из Ивановского «Абриса». Едут, понимаешь, две дюймовочки нежного возраста на лыжах в три раза шире моих, с палками втрое тяжелей моих. Лыжная техника – никакая, да ещё на ходу разговаривают о чем-то своем, туристком. Мы отмечаемся на КП, разворачиваемся и пытаемся догнать. Мы уверены, что нам 100 – 150 метров на это хватит. Но нет. Нам потребовалось метров 600 и много-много усилий. Хорошо хоть нас варианты развели, а то мне было бы стыдно.

Далее был довольно простые и вариант, и КП. А потом мы слегка попались. Помните, на первом экстриме мы пару раз довольно удачно прошлись азимутом? Мы и в этот раз решили рискнуть. Сначала было все нормально, но потом мы попали, как нам показалось, в небольшой завал. Преодолевая его, я вспомнил песню Окуджавы: «Она по провлоке ходила, махала белою ногой…», потому что и я, и девчонки, чтобы удержать равновесие при преодолении завала на лыжах махали и руками и ногами. А потом отступать было поздно, хотя, все- таки, лучше бы мы отступили – выигрыш времени был бы большим. Но не было бы приключения. Изрядно стреснутые, мы подъехали к КП, отметились и решили, что пора ехать на дорогие КП, даже не заметив, что дешёвые уже кончились.

Но любое важное решение у нашего народа требует перекура, поэтому мы решили перекусить. Перекусили. Блины поглощались хорошо, с настроением! Запили их чаем. Потом сделали минусовую операцию и снова к подвигам и приключениям! Лыжня нас уводила на очередной двухочковый КП. Но мы же решили взять самую трудную и далекую тройку. Маринка решительно сказала: «Поехали по прорубке – нам же надо на север». Ну и поехали. Аш метром 50 ехали. А потом бурелом, какого мы еще не видывали. Тут мне, старому дураку показалось, что его можно преодолеть как мостик, ведь сверху хороший слой снега. Я пошел первый. Сначала всё получалось, но чем дальше, тем страшнее. Чтобы скрыть собственную неуверенность, я крикнул девчонкам: «Прямо как медвежья берлога!» Поглядев на лицо Марины, я понял, какую ошибку я совершил. Но меня выручила Светка. Она с лицом расчетливой опытной женщины спросила: «А разве они здесь водятся?» И тогда мы все улыбнулись, расслабились и стали карабкаться дальше. Но опасность сломать лыжи становилась всё более реальной. Я велел девчонкам снять лыжи и пробираться. Если для длинноногой Светки особых проблем не было, то невысокая Маринка на второй же поваленной ёлке засела, болтая ногами в воздухе. Ни туда, ни сюда. Когда нам со Светкой стало уже не смешно, Маринке каким-то чудом удалось свалиться с дерева. Ну, слава Богу! Дальше было полегче. КП мы взяли с костромскими ребятами. Они выехали откуда-то сбоку, но по лыжне! Теперь самая дорогая и самая далекая тройка – КП №19. Мы решили пусть подальше, но проще и надёжнее. К тому же встречный бег нам может помочь, да и лыжня ломовиками должна уже быть проторена. Все это оказалось верным, но в районе КП уводящих лыжней оказалось не одна и не две. Мы попались два раза, после чего решили все-таки ориентироваться и с очередной костромской командой взяли КП. Костромичей это вдохновило, а мои черепашки хоть и держались, но видно было, что пересиливать им себя приходится все больше и больше. Костромичи ехали шустро, но ориентировались долгонько, поэтому километра полтора мы были одной командой. Когда мне показалось, что мы костромичей прилично разогнали, и появился вариант отделиться от них, мы остановились «перевести дыхание», а потом поехали своим путём без них. Вскоре нам попалась ещё одна костромская команда, у которой мы на всякий случай спросили: «Стоит ли 20КП?» Они радостно подтвердили, что стоит! Вообще весь экстрим изобиловал встречами на трассе. Доброжелательством и дружелюбием были пропитаны эти соревнования. Шутки, разговорчики, поддёвки, но и помощь, и в тоже время борьба. Такого в классическом ориентировании, давненько уже нет. На 20 КП произошла встреча 4 команд – дюймовочки из «Абриса», костромичи, которых мы бросили (но встретили они нас, как того блудного сына), мы и ещё один мужской дует из Костромы. Как ни странно, но после взятия КП мы все разъехались по разным вариантам. С любимыми костромичами мы опять встретились перед следующим пунктом. Мы нашли его по следам. Мы твердо были убеждены, что едем по лосиному следу, и только увидев КП, и приглядевшись внимательней к следу, поняли, шел лось, но другой – Черепанов!

Потом с уходящими силами, но хорошим настроением мы въехали в туркомплекс «Малинки», сели на припорошенное крылечко крайнего деревянного дома и второй раз перекусили. Мимо проезжали крутые и крутенькие на «Рысях», музозвонил ресторан на всю округу, кто-то парился в бане, периодически посылая за добавкой, а мы сидели на солнышке и уплетали блины. Маринка вертела головой, будто специально подставляла его солнышку для отлова конопушек, губы её после блинов были ярче, чем после любой помады, рыжие волосы отливали сединой инея от дыхания. Прямо современная покорительница Аляски. Со Светой дела обстояли сложнее. Начинала сказываться недавняя болезнь – лицо бледновато, много потеет, поэтому пить постоянно хочет, пропал аппетит, но главное в глазах немой вопрос: «Когда же это кончится?». В слух она задала его по-другому: «Сколько нам еще осталось?» А осталось нам меньше двух часов и больше семи неизвестных километров. Нужно было поторапливаться. Следующий КП был простой, тем более я подглядел заводящую на него лыжню во время захода на 19 КП. На этом КП мы принимаем рискованное решение - попробовать проехать вдоль шоссе. При благоприятных условиях мы сможем двигаться коньком. Когда выехали на шоссе, поняли - риск был оправдан. Теперь больше километра коньком на полной скорости! Но сил уже нет. Затем заезд в лес, взятие двух КП и на семёрку. Ох уж эта семёрка! Сначала петля по лыжне. Мимо! Петля по целине. Мимо! Но на счастье, попали на заходящую с задней привязки лыжню. Взяли эту злосчастную семёрку и скорей на шоссе – времени в обрез, а за превышение контрольного времени команду снимут. Едем вдоль шоссе, удивляя водителей и удивляясь себе – от куда берутся силы. Раскоординация очевидна у всех. Опять этот «романтический» поезд (см. опусы о 1этапе), 12 КП, к которому мы подползали кто на лыжах, кто без лыж. Теперь бы успеть на финиш. Маринка ещё держится, а Светка уже никакая. Давайте мои дорогие, мои любимые черепашки. Ведь этот результат нужен именно Вам! Нужен для того, чтобы Вы поверили в себя, для того, чтобы поняли, что Вы научились проходить до конца трудный маршрут, доделывать выбранное Вами и намеченное дело! Посылаю Марину вперёд отмечаться на последнем приводном КП, а сам еду со Светой. Но доползаем мы все вместе – Марина закладывает петлю, да так увлечённо, что не слышит мой окрик. Ну, наконец-то финиш.

Слава Богу – все позади! Мы успели!

Потом был чай. Шумные разговоры: «Ты знаешь, Ты помнишь, А ты чего там…» Возобновив давнюю традицию, пьяненький дядя Вова балагурил и разливал чаёк. Но все позади! Какие места?! Хитрованы костромичи и здесь конкретно ничего не говорят. Да и наплевать – мы победили себя, мы преодолели шесть часов тяжелой работы! Это главное. Но самое приятное, что у моих черепашек появилось желание сегодня попасть в «Березовую рощу» к остальным ребятам!

Это значит, что у нас все впереди! Значит, у нас все только начинается!


А.Чернышев
Январь, 2004