logo

«По горло в снегах – добраться попробуй, там дремлет тайга, зарыта в сугробы»

Экстремум – тебе я славу пою!

Экстремум – Я верю в правду твою!

 

Так уж получилось, что в нашей области при произношении слова экстремум (или каких-либо вариантов его) большинство людей вспоминало туристов и их молодецкие забавы. Действительно, на протяжении пятнадцати лет в нашей области проводятся уникальные соревнования. Сначала они назывались «сотка» – по числу километров, которые должен был преодолеть каждый участник. Но в последние два года это суточные соревнования, т.е. контрольное время в них 24 часа. Мне могут возразить, что подобных соревнований, даже в России проводится много. Я смело Вам возражаю – таких больше нет пока нигде! Ведь в нашем экстремуме надо не столько проехать километры или какое–либо количество часов, а надо найти контрольные пункты и сделать отметку на них! Причем масштаб карты, как правило, в 1 см - 1 км. А когда узнаешь, что соревнования проводятся в конце февраля – начале марта, то становится ясно, почему у них второе название – «Авантюр-нордик».

В этом году мы решили изменить стратегическую линию экстремального ориентирования. Во-первых, было жаль встречаться только один раз в год. Но участвовать и организовывать большой экстремум каждый месяц – невозможно. Во-вторых, необходим какой-то втягивающий цикл (в том числе психологическая адаптация). В третьих, необходимо привлекать больше молодых и юных к участию в подобных мероприятиях, а бросать их сразу на 24 часа – это рискованно. Поэтому было принято решение организовать кубок по экстремальному ориентированию (ориентэкстриму), который бы состоял из четырех этапов: декабрь – контрольное время 3 часа; январь – контрольное время 6 часов; февраль – контрольное время 12 часов и начало марта – контрольное время 24 часа. На всех этапах общие правила: ориентирование по выбору, общий старт, команда два человека, а для младших групп – обязательно один взрослый; обязательно так же для всех команд наличие мобильного телефона, аптечки, продуктов питания, ремнабора, смены белья и носок.

Но быстро сказка сказывается, да нескоро дело делается! Действительно, на уточнение положения, утрясание и согласование сроков проведения, определение подходящих районов и тактики постановки дистанции ушло слишком много времени. Если к этому прибавить, что многие наши туристы, особенно ветераны и юные ветераны, даже при встречах уже спорят не о походах, а вспоминают споры о спорах, о походах или как написал в свое время Миша Басаев: «Друзья мои теперь лишь только снятся, скорее даже снятся эти сны», то становятся понятными сложности с организацией этого цикла.

Но, не смотря ни на что, 14 декабря 2003 года в 11.00. по московскому времени стартует первый этап ориентэкстрима! Участников немного - около 20 человек, но это только начало!

 

Я сам решил прочувствовать вкус экстрима на своей шкуре. Чтобы было перед кем выпендриваться (старая профессиональная педагогическая болезнь), я прилепился к двум юным дарованиям – Марине Могильниковой и Юле Глазуновой в полной уверенности, что если что, то они меня не бросят и скорей всего и не убегут. Расчет оказался верным. На старте надо Вам сказать, народ собрался разномастный. Были и такие как я - бородатые и лысоватые, были и третьеклассники, которые страшно завидовали моим напарницам, т.к. хотели бы оказаться на их месте. Но им пришлось довольствоваться после нашего старта катаньем на своих лыжах с ближайших горок. Самой колоритной фигурой на старте был, конечно, начальник дистанции, участник и призер многих экстремумов последних лет, Мастер спорта по спортивному ориентированию Черепанов В.А. Смысл его высказываний сводился к двум аспектам: «А для кого я столько ломался?» и «Надо всем живыми вернуться на финиш и вовремя». Все участники оценили его суровость, но выводы сделали разные - каждая команда свой. Поэтому когда судья как-то робко сказала: «Ну, все – старт!», все команды неспеша начали разбредаться в разные стороны. Это была первая победа Черепанова. Хотя настоящая первая его победа в этом экстриме была раньше.

Как известно, ничто так не стимулирует изобретательскую мысль, как лень. Именно страстное нежелание снимать оборудование КП заставили Владимира Александровича придумать и молниеносно изготовить из подручных материалов компостеры КП, которые не жалко оставить в лесу.

И вот мы стремимся скорей найти КП и опробовать новый компостер Черепанова (КЧ). Чем ближе я со своими «черепашками» к КП, тем больше мы видим конкурентов, выползающих, кажется, из самых невероятных мест. Наша команда все-таки успевает отметиться второй. А дальше длинный перегон, примерно 2 км – хорошо хоть большую часть его можно пройти «коньком». Мои дарования стараются, но соперники уходят. Второй КП за рекой. Черепанов на реку запретил выходить. Но у всех русских на такой случай найдётся «авось». Здесь их должно было быть два: «авось пронесет» и «авось не заметят».

Почти все команды оказались ими укомплектованы. А те, другие (неукомплектованные), даже себе стали казаться дураками. Я проинструктировал девчонок как нужно себя вести на реке, и мы двинули. Двинули так, что даже не зачерпнули ботинками воды. Мы «задвигали» через реку так, что догнали соперников на втором КП. Там же мы встретили встречный «паровоз» из двух команд. Но мои «черепашки» все еще переживали переправу и ничего вокруг не замечали.

Дальше был изматывающий бег с лыжами в руках по обочине шоссе, навстречу несущимся машинам. Тут оказалось, что на бегу Юле натирает ботинком ногу, поэтому пришлось менять тактику и далее двигаться только на лыжах. Поэтому мы поехали через деревню Горино. Но о чудо, я же здесь проезжал сто раз! Но только в этот раз, наверное, в утешение мне и моим спутницам Господь открыл чудеснейший вид на старую часовенку, стоящую на горке. Только ради этого нужно было участвовать в экстриме!

А дальше было поле и встречный ветер со снегом – привет из Москвы, и сказочный лес с тропками протоптанными местными бомжами, а казалось, что лешими и лесовиками. Был легкий «перекус», когда с голодухи, обычный хлеб с мёдом, запиваемый обычным чаем, кажется невиданным и нееданным деликатесом, а глаза каждого из нас при этом внимательно следили – хватит ли кусков всем наесться...

Но насыщение произошло значительно быстрее, чем ожидалось, и невостребованные бутерброды уже убраны в рюкзак. Нас снова ждёт путь-дорога. Но мы уже наелись не только пищи – мои девчонки двигаются все чаще как-то боком. Усталость наваливается тяжелым пуховым одеялом, а нам еще торить лыжню, хотя бы для того, чтобы добраться до финиша. В этот момент происходит второе чудо. Мы нарушаем второй запрет Черепанова: «Азимутом не ходить». Мы пошли. И нам показалось, прошли довольно точно и удачно. Через полтора километра тропежки мы должны выехать на КП №5. А выехали мы примерно через 2-2,5 км и на КП №8. Но так даже лучше. Теперь по лыжням, проторенными нашими соперниками на финиш с заездом на 4 КП.

И погода, и девчонки скисают на глазах. Времени остается совсем мало. Но они стараются! Как же они стараются, мои «черепашки». В этот момент я понял насколько они – моя ученица Маринка и моя крестная дочь и ученица Юлька, дороги для меня, насколько важны их старания, совершаемые для меня, насколько необычна и важна вся ситуация когда можно это понять и прочувствовать. И уже в тот момент, не смотря на переживания по поводу финиша, в сердце и в душе возникли воспоминания юности, когда едва ли не главным в ориентировании была романтика и приключения, когда «дружба не была обузой…», когда последний кусок хлеба и тот поделен по-братски, а последний глоток воды уступали слабому или девчонке. И стало просто тепло и хорошо на душе, и захотелось сказать: «Мы правы, что стали проводить это!»

Ну вот, наконец, взят 4 КП. Мы из последних сил добираемся до финиша. Судьи балагурят и улюлюкают, подбадривая нас. А нам хорошо. Нам хорошо потому, что мы сделали это! Нам хорошо потому, что нам было здорово втроём. Нам так хорошо, что даже не интересно, как же там другие. Это все придет потом.

А сейчас, нам просто хорошо.


А.Чернышев
Декабрь, 2003